Длинный уик-энд в Куршевеле с Лорой Бэйли

Одно из самых душераздирающих воспоминаний моего детства связано со школьной поездкой на горнолыжный курорт. Мне пришлось остаться дома, и когда одноклассники вернулись со склонов — с россыпью веснушек на лице и лавиной новых впечатлений в глазах, я чуть с ума не сошла от зависти и обиды. Я рыдала, упрашивала родителей и копила деньги — пока наконец, дожив почти до тридцати годов, не нацепила сияющие новехонькие лыжи и неловко не спустилась плугом по трассе Трёх долин между Куршевелем и Мерибелем, оглядываясь на трехлеток, которые, казалось, родились с умением кататься.

Впрочем, с этим спортом у меня до сих пор отношения сложные. Я обожаю безмятежную мощь гор, но в толпе отпускников на склоне меня накрывает паникой. Да, если поднапрячься, я могу теперь угнаться за собственными детьми, но друзья-лыжники до сих пор кажутся мне небожителями — особенно те, кто росли в Швейцарии и покоряли трассы на уроках физкультуры, пока я в Англии месила грязь на поле для хоккея на траве.

К тому же должна признаться в своего рода клаустрофобии. Я терпеть не могу снимать шале с толпой друзей и родственников и задыхаюсь среди общего веселья, ковриков из искусственного меха и ароматов расплавленного сыра. По мне, настоящая роскошь — это уединиться в отеле, где меня никто не знает, и спокойно заказать ужин в номер с видом на гору. Звучит, конечно, эгоистично, но если мечтать — то по-крупному.

Так что в конце марта я повинилась перед родными, с которыми не поехала кататься неделей раньше, и отправилась в L’Apogée Courchevel. Эта легендарная легендой — предмет восторженных вздохов по всему миру: от террасы Hotel du Cap на Лазурном берегу до моей группы по пилатесу в Ноттинг-Хилле. “Счастливица!.. Я туда собираюсь на следующей неделе… Обязательно попробуй там вот что…” — неслось мне вслед.

Компанию мне составила моя старинная подруга и попутчица. И пока дорога от Женевы зигзагами поднималась в горы сквозь ледяной туман, обрывки лондонских разговоров в моей голове наконец стихли, сдавшись перед безмолвной магией альпийских красот.

План действий был прост: расслабляться, гулять, гурманствовать, наслаждаться жизнью и ходить в спа. Можно, конечно, и на лыжах покататься. Но в целом больше всего хотелось проверить на собственном опыте, что, кроме трасс, может предложить уикенд на лыжном курорте, и получить новый опыт. Я решила отдаться потоку: никакого четкого расписания, лишь радость бытия и ждущие за порогом приключения.

И вот он, день первый. Посылаю детям фото: смотрите, ваша мама в Нарнии! Вот она на снегоступах шагает по сказочному заснеженному лесу. Вот скользит по сугробам легкой поступью человека на Луне и заливается смехом, как школьница. Вот рюкзак, термос сладкого чая и печенье складываются в картинку идеального пикника. Что может быть лучше? Ну разве что чаепитие со сконами и блинчиками, будто сошедшее со страниц “Алисы в Стране чудес”, что ждет нас по возвращении в баре отеля.

L’Apogée — вообще рай для гурманов, и гастрономические открытия здесь ждут 24 часа в сутки семь дней в неделю. Слабые поползновения выехать вечером из отеля в город вдребезги разбились о феноменальную японскую кухню ресторана Koori.

А завтрак! Моя подруга встает поздно и решила его пропустить, но, по мне, это преступление, особенно в L’Apogée. Чистое торжество праздности: яйца-пашот, оладьи, свежий номер New York Times... Пожалуй, схожу еще разок за поджаренными тостами и фруктовым компотом к роскошному, как декадентский натюрморт, буфету, уставленному фермерскими продуктами. Некуда спешить, мир будто замер, я смакую каждый миг, укрытая волшебным покровом заботы — сервис в отеле поставлен так, чтобы соблюсти идеальный баланс между предупредительностью и возможностью для гостя побыть наедине с собой. Вчерашний снегопад окутал округу белой пеленой, и только отражающееся от сияющих склонов солнце заливает теплыми лучами пространство ресторана.

Да, кстати, я же забыла, когда последний раз была на массаже или позволяла себе лениво прогуливаться в халате между сауной, хаммамом и лежаком у бассейна. Вот чем я займусь!

Но в поиске новых впечатлений я записалась не на массаж или маникюр, а на ритуал традиционной русской бани. О, эти лед и пламя — испытание не для слабых духом. Раскаленная сауна, размеренные взмахи березового веника, холодный душ — мне хотелось, чтобы это длилось вечно, пусть даже в ледяной купели я выдержала только 30 секунд вместо рекомендованных десяти минут. Прекрасная встряска для всего организма и мощный тонизирующий эффект для кожи, кровообращения и иммунной системы — главное, не бояться!

И, конечно, мы пошли кататься. Погода была чудесной, небо сияло синевой, на склонах почти ни души, и моя любовь к лыжам вспыхнула заново — надеюсь, это чувство останется со мной навсегда. В тот день моим инструктором выступил сам Жан-Люк Лефорт, звездный шеф L’Apogée (а еще знаменитого французского отеля Chateau Saint Martin, который высится на скале над деревушкой художников Сен-Поль-де-Ванс). И пока мы с Жан-Люком закладывали виражи и мчались на полной скорости среди замедлившегося мира, я наконец-то поймала нужный ритм движений — просто потому что кругом не было осуждающих взоров. Никогда не поздно обрести счастливое детство. И никогда не поздно сделать первый шаг.

Команда L’Apogée — настоящие профессионалы своего дела, которые заботились о каждой мелочи (“Чашку горячего шоколаду, мадемуазель?”). Мне подобрали замечательные лыжи и ботинки, в которых я была сама элегантность, а вместо не слишком удачных шапки и маски, не говоря ни слова, принесли новые. Здешняя комната с экипировкой — просто сокровищница высоких технологий на мягкой подкладке, и тут я пожалела, что не взяла детей с собой (тем более, на столике ждали круассаны).

Помогал, конечно, и лыжный костюм Chanel, который я одолжила у своей гламурной подруги: температуру он держал отлично, и даже куртка не понадобилась, хватило двух тонких слоев термобелья под ним. Даже со своими скромными навыками катания я легко вошла в образ девушки Бонда образца 1970-х на отдыхе, завершив дело роскошным трехчасовым обедом.

Но мой угловой свит с огибающим его балконом так и манил к себе. Ложась, я не стала опускать шторы — мне хотелось наслаждаться звездным небом и первыми лучами солнца. В интерьере L’Apogée никаких банальностей вроде шкур или оленьих рогов — лишь глубокие серые и зеленые тона в отделке, строгие линии, современные картины по стенам да величественная панорама гор за окном.

А выглянув на рассвете, я увидела инструкторов, которые готовились к утренним занятиям. Ровные ряды красных лыж на снегу складывались в эффектный узор, будто передо мной разворачивалось выступление по синхронному плаванию, только вместо воды здесь были волны солнечного света, а спорт, природа и сам отель слились в безукоризненно выверенном танце. Многие отели могут похвастаться близостью к трассам, но здесь до них буквально рукой подать.

 Да, в L’Apogée и в самом деле каждый найдет себе занятие по душе: будь то сумасшедшие гонки на санках с детьми (“Да, еще разочек!”, — кричу я), лыжный слалом, прогулки по снежному лесу в лунном свете или просто ленивое фланирование между спа-центром и баром. И скажу честно: я не сразу решилась записать все эти впечатления и медлила, стремясь продлить очарование момента. Но теперь уверена: L’Apogée навсегда останется в моей душе тем заветным местом, где мне открылась снежная магия мира.

Продолжить опыт Лоры Бейли в Instagram